Каталог статей.


ПРОЩАЙ ДРУГИМ И ТЕБЕ ПРОСТИТСЯ. 13

Утром (раньше Кодина) приехал в университет. Опять фото­графии. После у Ларионова. Взял журналы со своей публикацией и фотографии с заседания исполкома. За обедом вспомнили Белова. До­брых слов у Ларионова не нашлось и для него. Называл его Арсений «деревенским хитрецом». Позвонил я Шестинскому. Пообещал завтра заехать.

В Союзе на Комсомольском проспекте встретились с Шуртако- вым. Вообще-то разговаривать с Семёном Ивановичем тягостно из-за его полного погружения в собственное «я». Более для него нет ничего важнее и значимее. Читал мне письмо Распутина — отклик на статью Шуртакова о книге бесед Валентина Григорьевича с Кожемяко. Пода­рил книгу детских рассказов. Здесь я ему сказал (с трудом вставив в разговор, но получилось к месту), что мой детский рассказ напечатан в газете «Московский железнодорожник» на конкурсе им. Платонова. Шуртаков на это сообщение прореагировал вяло. Но, во всяком случае, я это сказал.

В гостинице «Даниловская» Клуб. Выступает журналист и ведущий программы «Постскриптум» Алексей Пушков. Дал интересный расклад российско-американским и российско-европейским отношениям. Хотя вроде бы ничего нового — все хотят нас ограбить, при этом, конечно же, не считаясь ни с какими нашими интересами. Все многочисленные уступки (военные, экономические, политические), совершённые Росси­ей в одностороннем порядке, остались безответными и неоплаченными. Теперь вроде бы Путин начинает противостояние.

Записи этой беседы я не вёл (хотя жалею, что не взял диктофона), ибо теперь в «Вертикали» буду давать материалы о Клубе Н.И. Рыжкова до­зировано, скупо. Нужно серьёзно пересматривать концепцию издания. Кстати - подарил «В-19» Михаилу Леонидовичу Титаренко. Интересно, как он отреагирует.

Встал в 6-30. Оперативно собрался и отправился на Киевский вокзал. На два часа успел съездить в Переделкино к Шестинскому. Там как-то морознее, свежее. Солнце, небо синее, дышится хорошо. Говорил с Олегом Николаевичем о премии (по его инициативе и обеспокоенно­сти) и его творчестве. Подготовлено у него две новые книги — стихов и прозы. Думает о предстоящем 80-летии. Кстати, обронил Олег Никола­евич и такую фразу: «Эта премия под эгидой Союза писателей России» (Это к тому, что Ларионов меня подставил, без моего согласия выдвинув и избрав в ничего не значащий и не решающий исполком. А вот Союз на Комсомольском это разозлит.) С Шолоховской проще, там всё решают Бондарев и Ларионов, там всё в порядке. Сказано было вскользь, что значит, какой-то разговор был. Впрочем, Ларионов так часто не выдер­живает своих обещаний.

Вообще — я не пекусь о премиях (хотя, для престижа «Вертикали» они, наверное, нужны), просто так получилось, что в эту поездку о них были разговоры.

Ну что же, на этот раз план работы в столице я выполнил. Даже с Аршаком на вечере Белова переговорил (правда, безрезультатно). Он оказался, пусть и добрым малым, но в своих словах необязательным. Потому уезжал в настроении радостном, приподнятом.

Окончательно вывели и я подписал вёрстку книги «Собирая Россию». Корректура в 73-х страницах. Но теперь уже все сроки упущены безвоз­вратно. Трудный разговор с Игорем. Я готов уже был совсем отказаться от публикации книги — столь невыгодные условия он выдвинул. При­шлось потрепать нервы. Думаю, это наше последнее сотрудничество. «Жадность фраера сгубила».

Макетирование блока фотографий. Опять всё делаю сам — расстав­ляю фотографии, обрезаю и так далее. Ушло на это нервных полдня — плачу деньги и сам же работаю. И он ещё хотел меня ободрать, как лип­ку. Хотя и так получается недёшево.

С Шестаком и Цветковым идём ко мне в кабинет. Приходит Шаров. Всё как всегда — разговоры, споры. Я снимаю напряжение прошедшей неде­ли. Сергей рассказал, как смотрел по поисковику в интернете информа­цию о «Вертикали». По названию журнала — ничего нет. «Набрал «Валерий Сдобняков. Вертикаль. XXI век» — высветилось миллион ссылок».

Внесена последняя корректура. Ушёл в производство текстовый блок книги к юбилею «Московского интеллектуально-делового клуба (Клуб Н.И. Рыжкова)».

Подписал для печати блок цветных фотографий. Времени для публи­кации книги — в обрез. На сердце от этого неспокойно. Успеют ли? Бу­дет ли должное качество? А ведь ещё тираж нужно будет успеть отвез­ти в Москву. Насчёт поездки предварительно переговорил с Шестаком. Пока не отказался, но и твёрдо не пообещал.

Позвонил о. Владимир Чугунов. Я его сразу и не узнал. Разговаривали больше часа. Он опять начал писать. Хочет уйти за штат по здоровью. В епархии творится что-то невероятное. К владыке не пробиться — все вопросы решаются его окружением (а оно жестоко и сребролюбиво). Епархиальное управление превратилось в машину по выколачиванию из приходов денег. Священников без объяснений снимают с приходов и закидывают в глухие сёла, а то и в «запрет». До духовных ли тут вопро­сов. Всё это слушать и горько, и жутко. Купола крыты золотом, в храмах всё блестит, полы мраморные, а служить уже некому. В городские церк­ви приезжают служить сельские священники. Иначе, хоть двери закры­вай. В семинарии недобор. Такая обстановка.

Отнёс в городскую библиотеку два номера журнала «Слово» № 5 (2007 год) с моими очерками о «Волге» и «Ветлуге», а Ларионову отослал рас­сказы «На острове» и «Съёмщик».

С таким трудом начал писать очерк о Заноге и Пурихове (никак не удавалось нащупать начало, найти первую ноту), но пришёл Валентин Николаев, затем Шаров, и всё оборвалось. Николаев считал, что журнал «загнулся», пришёл забрать рукописи — «Чтобы не потерялись». Отдал их сразу и с облегчением. Сам это давно хотел сделать. Но к подобным (предательским) фокусам Арсеньевича никак не могу привыкнуть! Знаю его тридцать лет. За эти годы он ни разу никому не помог. Завистлив к чужому успеху. Но вот свела нас судьба, и как быть!..

Домой звонил Чугунов. Голос уже бодрее, увереннее, не в пример пер­вому звонку. Спрашивал, как зарегистрировать свой альманах. «Верти­каль», видно, покоя не даёт. Предложил ему для продажи свои книги и журналы. Всё-таки расширение читающей аудитории.

Пусть сегодня и воскресенье, но собрались у меня в кабинете по пово­ду книги совместно с Цветковым и Шаровым. Кажется, вопрос финан­сирования тронулся с места. Нужно заканчивать с вёрсткой. Настроение у всех троих мирное. За время совместной работы всё-таки притёрлись.

По факсу отослал свой рассказ Виктору Карпенко для сборника Лит­фонда. Вроде бы не очень мне это всё и важно. Но раз предлагают...

Вчера узнал, что Коломиец в Москву не едет, и значит, книги для Клуба я должен доставить в столицу сам. Ладно, что Шестак не отказал­ся. Вчера же новость от Шарова — администрация Советского района забраковала в подготовленной книге тексты Цветкова. Я тут же сказал, что в таком случае тоже отказываюсь от публикации. «А они и ваши за­браковали» — радостно сообщил Шаров. Будут печатать (проплачивать) только воспоминания Павла Павловича.