Каталог статей.


Неделимость творчества.

Борис Хлебников

В марте 2009 года еженедельник “Die Zeit” начал публикацию серии статей, посвященную шестидесятилетию ФРГ и два­дцатилетию объединенной Германии. Известные граждане страны рассказывали о знаменательных событиях собствен­ной биографии и новейшей немецкой истории. Автором де­сятого выпуска юбилейной серии стал Гюнтер Грасс, напи­савший статью под названием “Когда мы хоронили Генриха Бёлля”.

 

2009 год был юбилейным и для Бёлля с Грассом, д ля каждо­го в отдельности и для обоих вместе. Тридцатидвухлетний Генрих Бёлль дебютировал романом “Поезд пришел по распи­санию” в 1949 году, том самом, когда на территории послево­енной Германии появились два новых государства — ФРГ и ГДР. Известность молодого писателя росла невероятно быст­ро. За первое же десятилетие он опубликовал десять книг — романы, повести, сборники рассказов, сю!да же следует доба­вить огромное количество газетных и журнальных публика­ций, многочисленные выступления на радио и телевидении. Все это сопровождалось ростом авторитета Бёлля как актив­ного гражданина и общественного деятеля, не боявшегося конфликтов и острой публичной полемики. Его известность вышла за пределы Германии, в конце 50-х его, еще до выхода в свет романа “Бильярд в половине десятого”, впервые назвали возможным претендентом на Нобелевскую премию.

Если Бёлль шел к широкому признанию стремительно, но все-таки шаг за шагом, год за годом, книга за книгой, то Грасс достиг всемирной известности первым же скандальным ро­маном “Жестяной барабан”. Упоминание о скандальности вполне уместно. Как ни парадоксально, именно она не толь­ко привлекла к роману повышенное внимание, но и спасла книгу от запрета. Вслед за шумным успехом на Франкфурт­ской книжной ярмарке осенью 1959 года жюри литератур­ной премии города Бремена присудило ее автору “Жестяно­го барабана”, которому на эту пору исполнилось, как в свое время другому удачливому дебютанту, тоже тридцать два го­да. Однако решение жюри вызвало недовольство отцов горо-

© Борис Хлебников, 2017


да. Оно было отменено, что и спровоцировало шумный скан­дал, острый конфликт между сторонниками и противниками Грасса. Последние даже обратились в суд с требованием за­претить книгу. Заявление надлежало рассмотреть Курту Бо­де, тогдашнему вице-президенту верховного суда земли Бре­мен, который несомненно удовлетворил бы требование заявителей, поскольку существовали свежие прецеденты с за­претом известной трилогии Генри Миллера и набоковской “Лолиты”. Если бы не одно обстоятельство... Курт Боде был тем самым судьей, вынесшим неправосудный смертный при­говор защитникам данцигской почты, о которых рассказы­вал “Жестяной барабан”. Курт Боде, сумевший после войны скрыть свое нацистское прошлое, понимал, что судебное раз­бирательство и, тем более, запрет нашумевшего романа при­влекут пристальное внимание к его собственной личности, а потому не дал делу хода. Тот же еженедельник “Die Zeit” опуб­ликовал в 2ооg году большую разоблачительную статью о бывшем данцигском судье.

Итак, в 2009 году Грасс отмечает две годовщины: десятиле­тие награждения Нобелевской премией и полувековой юби­лей своего первого романа, который принес ему мировую славу. Тот памятный год, когда появились “Бильярд в поло­вине десятого” и Жестяной барабан”, надолго связал имена их авторов. Обоих считали главными представителями но­вой немецкой литературы, Их так часто называли вместе, что когда Бёлль узнал, что ему присуждена Нобелевская пре­мия, то новость вызвала у него поначалу недоумение: ему ка­залось, что наградить должны были сразу обоих. И Грасс это­го не забыл. В 1999 году, сам только что став нобелевским лауреатом, он сказал: “Генрих был бы рад за меня”.,