Каталог статей.


Где меня нет. 15

ПЕЧАТЬ ЗЛА

-            Поговорила? - Летов затянулся поглубже и выпустил струю плотного дыма.

 

-            Ты любишь свой дом? - Девушка подошла к столу, за которым, совсем недавно, был ее самый первый романтический ужин.

-            Что за вопрос?- Максим подозрительно приподнял бровь.

-            Тебе лучше ответить,- задумчиво произнесла Агата, касаясь пальцами подсвечника, который украшал стол.

-            Бред,- фыркнул мужчина,- о чем вы говорили с психом? Может, поделишься?

Агата отрицательно покачала головой и взяла в руки подсвечник.

-            А если я нахрен спалю твой дом? Прямо вот этой свечой? А, Летов? Тебе будет жалко?

-            Так, хватит,- Максим приподнялся, но девушка выставила перед собой подсвечник, словно это было сильное оружие, которое могло повлиять на него.

-            Зачем ты это сделал? Ты же обещал мне, не трогать его.

-            Кого,твою мать? О ком речь?- Мужчина перешел на крик, чувствуя, как эмоции бушуют внутри него.

-            Ты знаешь, о ком я! Или ты всем подряд грозишься вспороть кишки и поджечь все нахрен?

-            Ты о мелком придурке? Да я его и пальцем не трогал.

-            Зачем ты врешь мне? - Агату передернуло, когда она увидела искусцо изображенный, удивленный вид Летова,- Если я сожгу этот дом к чертям собачьим, ты расстроишься? Отвечай, Максим!

-            Я не расстроюсь. Мне наплевать,- не обращая внимания на сопротивления девушки, Летов, выхватил из ее рук хрустальный подсвечник, и вернул его на стол.

-            Не все спят на бабле, жрут на обед бабло и ср*т тоже баблом! Не все, такие как ты!

-            Бл*ть, я сегодня услышу хоть что- то адекватное? В чем дело?

-            Ты сжег его сервис!- Агата с силой толкнула его в грудь, но мужчину это только рассмешило.

-            Ты называешь тот убогий сарай сервисом? И чего, позволь узнать?

-            Какое же ты дерьмо! Если бы у тебя отняли то, что ты любишь, возможно, тогда ты бы понял, какая ты бездушная скотина.

-            Я не трогал мелкого ушлепка, это раз,- Летов подошел максимально близко, хватая Агату в свои объятия,- я не жег его сарай, это два. И вообще, меня достали твои обвинения. Какого хрена я это должен выслушивать? Если так интересного тебе уж лучше сразу поджечь себя. Это три.

-            Я тебя умоляю,- девушка рассмеялась, уворачиваясь от его рук,- хватит врать! На каждом шагу вранье.

-            Значит, ты мне не веришь?- Максим отстранился, пытаясь поймать своим взглядом, взгляд Агаты,- Ты мне всю душу наизнанку вывернула и поимела. Я помог этому идиоту человеком стать. Вам всем помог. Думаешь, я такой щедрый, да? Добродушный чувак, который помогает всем малолеткам на районе? Хер там! Эта шавка боготворить меня должна, а не предъявы кидать! Я его бог, это понятно? Ваш бог.

Максим вцепился ладонями в белоснежную скатерть, жилы на его руках, вздулись под кожей, а в глазах отражался тот самый огонь, которым минутой ранее, Агата клялась все сжечь.

-            Ты хоть раз задумалась, че вас никто не ищет? Че мусора кипишь не подняли? Банк выставили, прикинь! Наверно от того, что Сид такой ох*енный, да? Или Ной, умный? Или может, потому что у вас есть Летов? О том, что с банком не чисто, по сути, знали только свои. И подставлялся, в первую очередь я. Не Сид, не Ной. Я,- Максим ткнул себя в грудь.

-            Тебя никто не просил,- выдавила из себя Агата, впервые чувствуя страх.

Она еще не видела его таким. Слишком много откровений. Опасность, которую он излучал, почувствовала бы даже слепая или немая жертва. Чувствовала это и Агата. Ее вены в висках не ритмично выстукивали, а тело мелко дрожало.

-            Не просил, Агата. Ты права. Зато ты просила меня не трогать рыжего. И я услышал твою просьбу. А нужно было свернуть его тонкую шею, при тебе. Что бы ты посмиреннее вела себя.

-            А я об этом и говорю! - Агата усмехнулась, почувствовав, что нашла ниточку, за которую можно потянуть. - Ты манипулятор, обманщик и эгоист. Ты готов на все, лишь бы чувствовать себя комфортно. Врешь, шантажируешь, крушишь все вокруг,и ломаешь судьбы, забывая о том, что в твоих руках люди, а не оловянные солдатики!

-            Знаешь что, - прошипел Летов. - Ты можешь называть меня кем угодно, считать меня кем тебе заблагорассудиться, но я никогда не был,и не буду балоболом, я держу свое слово, и знаю ему цену. Не путай меня со своими дружками!

-            Ну конечно, - Агата развела руки в стороны, - конечно, бл*дь! Ты же пообещал мне сжечь его шарагу, мне сейчас начать тебе аплодировать, за то, что ты такой исполнительный?

-            У меня складывается ощущение, что я разговариваю с бронепоездом, - выплюнул Максим. - Агата,тормози, отыщи свой е*аный стоп-кран,иначе я за себя не ручаюсь.

-            А то что? Снова ударишь? Валяй, ты ведь привык так решать проблемы!

-            Нет, мне одно не понятно, - от злости мужчина принялся расхаживать по комнате. - Какого х*ра, этот урод поговорил с тобой пять минут, и его слова сильнее, чем мои ежедневные попытки тебя образумить? В чем фишка? Я что-то не врубаюсь!

-            Почему мой отчим даже не предпринял попыток вернуть все на свои места? Ты думаешь, я плохо его знаю, чтобы поверить в то, что его напугала идиотская запись?

Следующий вопрос застал Летова врасплох. Это уже было полнейшим перебором. Смачным плевком в душу, доказательством полного неверия.

-            Это ты сейчас к чему клонишь? - Спросил он, чувствуя, как кожа на его кулаках натягивается.

-            У тебя с ним были свои договоренности?

-            Я не имею договоренностей с мразями, - процедил он, чувствуя как ярость, ползет вверх ртутным столбом.

-            А как тогда тебе удалось все так ладненько устроить?

-            Агата, не испытывай судьбу, - покачал головой мужчина.

Она не имела никакого права обвинять его в таких вещах.

Хрен с тем Сидом,и ее вечным синдром спасать своих

друзей-неудачников, все это теперь казалось ерундой, вспыхнувшей горячкой, симптомы которой не так страшны, по сравнению с язвой,теперь растущей в его груди.

Максим помнил, как много поставил тогда, когда однажды решил вмешаться в это дело.

Как он ждал до последнего, старался забить себе голову чем угодно, только не этой девчонкой, которой никто кроме него не мог помочь. Благими намерениями выстлана дорога в Ад. Теперь не было сомнений, что эта фраза несет за собой громадный подтекст.

К нему приходили и с миром и с угрозами, за паршивого мусора, крысиного со всех сторон. Приходили просить и требовать достаточное количество приятных и напротив, отвратительных личностей, чьи налаженные схемы, с помощью отчима Агаты, дали сбой. Мент встал в позу, начал выдвигать условия, не желая смириться с таким позорным провалом. Только Летов продолжал играть в добродетеля, защищая девчонку, в ущерб себе. Выслушивая днем ультиматумы и угрозы с одной стороны, а вечерами истерики с другой. Какого хрена в сказках, всегда побеждают положительные герои, а добрые дела поощряются? В реальной жизни все происходит с точностью до наоборот. Каждый благой поступок сравним с ещё одним кирпичом, который тянет тебя на дно.

-            Значит, мои слова для тебя ничего не значат? - Зло усмехнулся он, - мои слова пыль, по сравнению со словами ушлепка?

-            Ты говоришь одно, а делаешь другое, - проговорила Агата, - а самое страшное в том, что ты не остановишься, пока не завершишь задуманное. Ты ведь хочешь растоптать всех, кто находится вокруг меня, хочешь очернить и уничтожить каждого, чтобы быть одним единственным, чтобы не делиться ни с кем. Играть, ломать, перекраивать по -своему, до тех пор, пока не надоест, и знаешь, что самое страшное? Я понятия не имею, кто способен тебя остановить!

-            Пошли! - Летов схватил Агату за руку, и потащил ее за собой из комнаты, словно тряпичную куклу. Его пальцы с немеющей болью вцепились в тонкое запястье, которое вот-вот было готово переломиться. Не особо церемонясь, он тащил ее через весь дом на приличной скорости, и затолкнув в свой кабинет, закрыл дверь на ключ. Агата прежде никогда не была здесь, но страх от этого импульсивного позыва, не позволил ей оценить дизайн интерьера и прочие детали. Максим подошел к сейфу,и ввел код. Металлическая коробочка услужливо открыла дверцу, подсвечивая изнутри пространство голубоватым светом, похожим на ультрафиолет. Летов запустил руку внутрь, и когда достал ее обратно, она уже была не пуста.

Агата почувствовала, как по телу пробежал озноб, а голова закружилась настолько сильно, что она прислонилась спиной к стене. Даже опытные дрессировщики, погибают от лап хищников, а куда уж ей мечтать о том, чтобы иметь хоть немного их ловкости?

-            Бери,- Максим протянул руку в ее сторону, но она будто впала в ступор, не в силах выдавить из себя не малейшего звука.

-            Возьми,твою мать, его,иначе я выстрелю, не предупреждая.

В комнате было темно, но Агата все прекрасно видела.

Видела, как на нее надвигается черная фигура, видела в его руках пистолет.

Блики фонарей зловеще играли в комнате, напоминая какой- то странный фильм ужаса, в котором, скорее всего, главная героиня, в конце концов, погибает.

Максим подошел настолько близко, что девушка практически вросла в стену, ошущая своим позвоночником боль, от тесного соприкосновения.

-            Хватит, - выдавила из себя Агата, наблюдая за тем, как мужчина, расстегивает мелкие пуговицы, на своей рубашке.

-            Сделай то, что я говорю,- снова повторил он, и схватив девушку, силой вложил в ее руку пистолет,- я помогу тебе, не бойся.

Его пальцы накрыли холодный металл, сдавливая руку Агаты еще сильнее.

-            Очень жаль, Агата, что единственные чувства, которые я в тебе вызываю - это страх. Он настоящий и очень искренний.

Максим прижал дуло пистолета, к своей груди,и рука девушки моментально дернулась.

-            Тсс,- прошептал Летов,- резкие движения могут привести к тому, что я на автомате зажму курок.

-            Максим, что ты делаешь?- Всхлипнула Агата, тоже почему- то шепотом.

Она не понимала, что такого произошло. Это не первая их ссора, но видеть его в таком состоянии, ей ещё ни разу не приходилось.

-            Ты говорила, что меня некому остановить? Это не так.

-            Я не буду делать этого, - в страхе проговорила она, ее пальцы словно свело судорогой.

-            Просто нажми, и все закончится, - прошептал он.

-            Ты псих, - на выдохе проговорила Агата, ей хотелось закричать, впасть в настоящую истерику, но жуткий страх не позволял ей и шелохнуться.

-            Не отрицаю, - ответил он. - И это твоих рук дело.

-            Максим, перестань, пожалуйста, мне страшно.

Агата чувствовала как холодный металл, с силой давит в грудную клетку.

-            Странно только первый раз. Когда все закончится, ты почувствуешь облегчение.

-            Зачем ты это делаешь?

-            Потому что, не знаю как ещё доказать тебе силу своих слов.

-            Я тебе верю, - на автомате проговорила она, всеми силами желая окончить все происходящее.

-            И ты говорила мне о правде? - Девушка чувствовала как горячее дыхание ласкает ее кожу. - Это действительно единственный выход, потому что я никогда тебя не оставлю. Стреляй.

-            Я не просила меня оставлять, - отчаянно прошептала девушка.

-            Не просила, но скоро попросишь. Неужели не понятно, что я не подхожу тебе? Ты изо дня в день ищешь причины.

-            Это не повод делать то, что ты заставляешь меня сделать!

-            Почему? Я никогда не рассчитывал дожить до счастливой старости. А если все прервется благодаря твоим рукам, согласись, в этом есть своя доля романтики. Тебе же нужна е*аная романтика, ведь так?

-            Максим, я прошу тебя... - Агата содрогнулась, когда почувствовала, что мужчина увеличил нажим.

-            Нужна или нет, отвечай? - Прокричал он.

-            Я не знаю! - Предательские слезы покатились по щекам.

-            Нужна... - Утвердительно проговорил Летов. - И я сегодня попытался это сделать. Расставлял цветочки, как чертов кретин. Только знаешь, это все было похоже на слона в посудной лавке! Я не умею насвистывать о любви,и сочинять тирады. Я не умею болтать языком, как паршивый студент и загадывать желания, когда падают звезды. Но ведь это все так тебе нужно... Ты не видишь другого, презираешь мое желание защитить тебя ото всех. Тебе нужно слышать пустые слова, а моя любовь для тебя обуза.

-            Любовь? - Словно эхом повторила за ним Агата.

-            Нет, не любовь, - усмехнулся Летов. - Это не любовь. Это одержимость, зависимость, нужда, ослепляющая вспышка. Это желание обнимать до хруста костей, жажда обладать и властвовать над твоей душой. С ума сводящая похоть, которая сжимает зубы до боли, когда секс превращается во что-то большее, чем обыденный трах. Это не любовь, Агата, это проклятие. Моя личная печать зла, дороже которой у меня никогда и ничего не будет. И если всего этого тебе цедостаточно, спусти курок.

-            Максим...

-            Спусти гребанный курок!!! Если я, должен сдохнуть от чьей-то руки, то твоя - самая подходящая.

-            Хватит! Пожалуйста! Что ты делаешь?- Агата зарыдала, пытаясь упасть на пол, потому что ноги ее уже совершенно не слушались.

То, что творил Летов, было кошмарным сном, от которого врядли кто-то смог проснуться.

Сползая по стенке, и разжав, насколько это позволяла рука Летова, пальцы, девушка рыдала навзрыд.

-            Прости меня, пожалуйста, прости,- повторяла она, покрывая его открытую грудь поцелуями,- я люблю тебя. Очень. Люблю.

Сердце с бешеной скоростью стучащее в груди Летова, словно передало ей свой пульс. Неужели, все должно каждый раз заходить настолько далеко, чтобы истина, не казалась такой призрачной.

-            Убери его, пожалуйста, убери... - Агата опустилась на колени, у самых ног Летова. Смотря на нее сверху вниз, он сам уже с трудом анализировал происходящее. Все это не было блефом, Максим действительно был готов к финальному исходу. Пальцы сами защелкнули предохранитель, когда он опустился к ней на пол, прижимая к себе с такой силой, которую Агата едва могла выдержать.